Глава 10




Без сожалений покидали путники белую стерильную Гигрию. Никем не преследуемые, оставили они позади крепостную стену. Ни мстительные охранники, ни страдающие от тошноты волшебники не попадались на глаза. Было ясно, что у чистюль, образно выражаясь, кишка тонка тягаться с изобретательными чужеземцами.
Отъехав подальше, странники остановились на тенистой полянке среди орешника, чтобы искупаться в чистом прохладном ручье. Банкан расслаблялся на мелководье, а близнецы веселились на глубине. Граджелут тряпочкой тщательно вычистил и вымыл мех, а затем причесался квадратной щеткой величиной с его ладонь.
Когда выдры накупались вдоволь, путники обсохли и оделись, а потом набрали с бушель спелых орехов. Это совсем не было лишним, поскольку в городе запастись продовольствием не удалось. Граджелут снова расположился на козлах, и повозка тронулась на северо-запад.
Миновала неделя, и травянистые, в крапинах кустов, равнины уступили место отрогам неизвестного горного хребта. Тропинок было не видать, и пришлось осторожно объезжать валуны и прочие неровности. Ящерицы шипели от натуги, неистово мотали головами и били хвостами, но купец вполне сносно держал их в подчинении с помощью вожжей и отрывистых команд.
- Конечно, пешему лису-наемнику тут легче пробраться, чем повозке, - заметил Банкан, когда они с грохотом преодолели очередной овражек.
- Я не уверен, что Джух Фит проходил именно здесь, - без особой бодрости ответил торговец. - Просто интуиция подсказывает мне, что это единственно возможный путь через горы.
Банкан задумчиво пожевал губами.
- Граджелут, повозка ваша, так что вам и дорогу выбирать. Между прочим, как называется эта гряда?
- Не имею понятия.
Купец хлестнул ящерицу.
- Занятное названьице, - встряла Ниина.
Никто не рассмеялся. Дорога была слишком трудна и не располагала к веселью.
Но повозка худо-бедно ехала, и утесы над головами странников все решительнее вонзали свои зубцы в подбрюшья гонимых ветром облаков. Склоны становились все круче. Банкан уже не представлял себе, как удастся провести громоздкий фургон по столь сильно пересеченной местности, разве что впереди окажется торная дорога.
За все это время они не встретили ни одного путника. Если и проходили через эти горы торговые пути, то не здесь. По прикидкам Граджелута, дороги лежали на востоке и севере. Впрочем, если вспомнить, они отправились в путь не за прибылью, а за открытием. Подобное странствие всегда дается тяжелее.
Через некоторое время в мирную атмосферу вторгся некий звук. Вначале это был громкий шепот, затем он превратился в рев, похожий на грохот штормового моря. С собой он нес крепнущую свежесть воздуха, которая тотчас взбодрила усталые души. Даже ящерицы прибавили шаг.
Первыми загадку разгадали выдры.
- Чуваки, тут нет ни фига таинственного или волшебного. - Позади Банкана встала на скамью Ниина, положила лапы ему на плечи, вгляделась в даль. - Это река, и большая. И быстрая.
- Ну, уж не такая большая, как Вертихвостка, - возразил Сквилл. - Или как Обрубок. Но течение тут посильнее.
Выдры явно предвкушали купание.
Сужающийся проход упирался в реку, вода стремительно неслась на запад по крутобокой, но проходимой теснине. Граджелут оглядел местность наметанным глазом.
- Река пробивает гору почти в нужном нам направлении. - Он указал вниз по течению. - Видите, там довольно пологий берег. Если почва достаточно плотная, мы проедем.
Он хлестнул ящериц вожжами.
Когда фургон сворачивал на песок, Банкан неуверенно поглядел на ревущую воду.
- А что, если зарядит дождь и река выйдет из берегов? Мы тут, как в ловушке.
- Чувак, ты че, плавать разучился? - бодро молвил Сквилл.
Но Банкана это не рассмешило.
Кибитка громыхала и кренилась, но колеса не вязли в плотной смеси песка и гравия. Граджелут бдительно следил за дорогой, объезжая опасные места.
Когда вокруг сомкнулся каньон, Банкан поймал себя на том, что встревоженно оглядывается назад. Если река выйдет из берегов, вода подхватит повозку и разобьет о первый же порог.
В скором времени берег расширился и превратился в узкую равнину, сплошь покрытую травой и деревьями. Впереди показался приток со спокойной водой, но слишком глубокий для брода. И не объехать никак. Пляж, столь много суливший, привел к тупику.
Однако какие-то существа сочли долинку на стыке рек вполне пригодной для проживания. Ниина указала на хижину и амбар, сложенные из речного камня и плавника. Односкатная крутая крыша лачуги была обращена к большой реке. За сараем располагался загон, рептилии в нем выглядели здоровыми, откормленными. Банкан узнал породу, которую чаще выращивали на мясо, чем для упряжки.
Примыкали к этим постройкам внушительной величины сад и огород. Вода для орошения поступала по двум узким каналам.
Граджелут первым заметил ряды шестов на мелководье.
- Я узнаю снасти для разведения раков. Здешние жители, кто бы они ни были, не бедствуют. И торговцы, похоже, наведываются сюда не часто.
- И не только раков тут едят.
Ниина указала на сушилки с освежеванной и разделанной рыбой.
Когда они подъехали ближе, навстречу высыпало несколько детенышей. Затем появились двое взрослых. При появлении фургона никто не выразил страха или удивления. Напрашивался вывод, что посетители здесь бывают, хотя вряд ли часто.
Банкан еще ни разу не видел представителей этого народа, но Граджелут легко их опознал.
- Это племя под названием утконосы, - сообщил он спутникам. - Оно знаменито своим тяготением к спокойной провинциальной жизни.
- Е-мое, ну и видок у них.
Сквилл глядел на малышей с большими клювами и гладким мехом.
- У вас много общего, они тоже в воде как дома. Хотя вы, на мой взгляд, двигаетесь гораздо быстрее.
Выдр соскочил с фургона.
- Ежели дадут или продадут свежей рыбки, а к ней пару-тройку раков, я признаю в них сородичей.
- Выглядят они вполне дружелюбными. - Банкан спустился следом за товарищами. - Думаете, что-то замышляют?
- Нет, - ответил подозрительный в иных обстоятельствах ленивец. - Здесь слишком редки путники, чтобы разбой превратился в регулярный промысел.
Детеныши и взрослые, болтая без умолку, провожали путешественников к дому. Граджелут оказался прав - гости тут бывали нечасто, и перспектива общения привела утконосов в восторг. Внушительные клювы портили произношение, но разобрать слова было можно.
- Так ффы с сеферо-сапата? - обратился к ним самец, когда все расселись на берегу, на валунах, превращенных в кресла с помощью молотков и зубил. Его жена отогнала лопочущих детей. Утконос засунул большие пальцы за помочи и кивком указал на реку. - Фашей пофоске никокта не переехать черес коры.
- А по тому берегу? - спросил Банкан.
- Мы мошем перепрафить ее на плоту, но это песполесно. Нише по реке тропа софсем непроесшая.
- Мы готовы выслушать предложения, - сказал Граджелут.
Хозяин призадумался.
- У меня мноко дерефа, есть плотниский опыт. Мошет пыть, мы токофоримся. Мне пы прикотилась хорошая кипитка с упряшкой.
- О нет! - воскликнул ленивец. - В этой кибитке все мое имущество! Товары, пожитки...
- Та не нушны мне ваши пошитки, мошете запрать их с сопой. Я хочу только кипитку и ящерис, и за все таю хорошую, натешную лотку. Это честная стелка.
- А че, начальник в жилу попал, - без колебаний сказал Сквилл.
- Давай, купчина, соглашайся, - нетерпеливо добавила его сестра. - Поплавать для разнообразия на лодочке - разве не в кайф? А то меня уже тошнит от дорожной пыли.
Банкан смотрел на утконоса в упор.
- А вы бывали когда-нибудь ниже по течению? Река там судоходна?
Ленивец одобрительно посмотрел на него.
- Ага, вы учитесь! Вижу, общение со мной пошло вам на пользу.
- Фоопще-то пыфал, - ответил утконос. - Но талеко саплыфать не пыло нушты. - Он указал на свои постройки, на ферму ракообразных, сад, огород, скотный двор. - Стесь - моя семля, и трукой мне не нато. Фам решать. Я отно моку карантирофать: по переку Сприлашуна талеко не уетете. Фыручить мошет только лотка. Или фосфращайтесь, поищите иной путь.
- Не хочется рисковать большим грузом товаров на неизвестной реке, - пробормотал Граджелут.
- Остафьте их стесь, если укотно. Никакой тополнительной платы не потрепую. Я не купес, а фермер. Смошете фернуться за сфоими тофарами, кокта сахотите.
- А как насчет порогов? - поинтересовался Банкан.
- Ф перфые тфа тня их не фстретите, а тальше я не пыфал. Там река пофернет на сеферо-сапат, кута фам и нушно. Кроме токо, срети фас тфе фытры. Им и не такие сурофые фоты нипощем.
- А ведь он прав, язви его! - азартно вскричал Сквилл. - Ежели че, сиганем за борт и заделаем пробоину снаружи.
- Ты был проводником на сухопутной части маршрута, - сказала Ниина ленивцу, - а теперь положись на нас с брательником. Все будет путем, шеф!
- Мы могли бы идти вдоль реки пешком, - прошептал огорченный купец, - но здесь труднопроходимая местность, и чем дальше, тем хуже. Вынужден признаться, перспектива дальнейшей езды меня не радует.
- А коли так, по рукам.
Утконос подал лапу.
Банкан признался себе, что мысль о путешествии по реке выглядит заманчиво. У него болел отбитый зад и настучавшиеся друг о друга позвонки.
Семейство утконосов оказалось очень гостеприимным, и на долю путников выпали поистине роскошные вечер и ночь. В обмен на кое-что из товаров Граджелута фермер снабдил их внушительными запасами сушеной и свежей рыбы, фруктов, раков, а также овощами с огорода. Даже ленивец не мог не признать, что прибрежные отшельники торгуют честно. Путешественники уже не жалели, что в Гигрии не удалось добыть продовольствие.
Лодка оказалась крепче и вместительнее, чем они ожидали. Утконосы оснастили ее четырьмя парами весел. Правда, идти предстояло вниз по течению, и особой нужды в веслах не предвиделось - разве что придется отталкиваться от скал, если ущелье вдруг сузится.
Кроме того, суденышко располагало каютой, она же камбуз, и мачтой с треугольным парусом. Он оставался свернутым, когда лодка покинула импровизированную верфь и спокойные воды притока вынесли ее в объятия быстрого Сприлашуна.
Они смотрели на удаляющийся хуторок, пока его не скрыла излучина. По берегу бежали шестеро детенышей, прощально щелкая клювами, но вот отстали и они. Банкан размышлял, доведется ли еще увидеть эту долинку. Граджелут, наверное, здесь еще побывает, когда вернется за имуществом.
- Тут есть еще такие поселения? - спросил юноша, ни к кому не обращаясь.
Прислонясь к мачте, он рассматривал скользящие мимо утесы. На утреннем солнце поблескивали толщи песчаника и гранита. В расселинах дикие ящерицы и другая туземная живность задерживались, чтобы недоверчиво посмотреть на дрейфующую лодку. Другие твари, водоплавающие, спешили убраться с пути суденышка, а затем возвращались к своим делам.
- Вот так куда лучше!
Сквилл, освежившись в реке, перемахнул через низкую корму и теперь лежал животом кверху. Граджелут держал румпель, а Ниина, перегнувшись через борт, праздно бороздила лапой воду.
- До чего ж я соскучилась по речке. - Она шумно, с присвистом вздохнула. - Уж и не надеялась искупнуться.
- Рад, что вы довольны новизной, - проворчал ленивец.
Она повернулась к купцу.
- Шеф, а ты ваще када-нибудь весел бываешь? Можа, хоть на пробу посмотришь на мир, как мы с брательником, а?
- Никто не может смотреть на мир, как выдра, кроме другой выдры, - рассудительно произнес Граджелут. - Вашему народу досталась совершенно необыкновенная способность испытывать восторг даже в самых неблагоприятных обстоятельствах.
- Не буду спорить, лупоглазый. Но даже ты должен признать, что нынешние обстоятельства вряд ли можно назвать неприятными.
- Я признаю, что у меня неуклонно повышается настроение.
- Вот и молоток. Тока поосторожней с радостью, а то еще растянешь себе че-нибудь.
- Я скучаю по старой повозке, - продолжал Граджелут, - но ради достижения великих целей надо быть готовым к жертвам. - Он взял чуть лево руля. - Говоря откровенно, этот способ передвижения и прохладнее, и удобнее для некоторых органов.
- В жилу, чувак. - Ниина махнула лапой, но вспоровшая поверхность воды рыба проскочила мимо нее. - Так что прохлаждайся и наслаждайся.
Последнее потребовало от ленивца серьезных усилий, но на четвертый день легкость пути и ожидание столь же приятного его продолжения сказались - с морды Граджелута уже не сходила улыбка.
Течение убыстрилось, стены ущелья стали отвесными, но лодка пока шла беспрепятственно.
В середине дня Сквилл услыхал далекий гул и навострил уши. Он бездельничал рядом с Банканом, стоявшим вахту у руля. Граджелут и Ниина возились на камбузе, стряпая полдник.
- Там чей-то шумит, - прошептал выдр, выпрямляя спину.
- Че там может шуметь? - Ниина высунулась из камбуза с подносом холодных закусок в лапах. - Пороги?
- Наверное.
Сквилл взял еду, но жевал с необычайно опасливой миной.
В скором времени шум заметно усилился.
- Нехилые пороги, - пробормотал выдр, облизав усы. Он обошел кубрик и залез на банку. Вытянул шею, уставился вперед. И уши, и ноздри трепетали от напряжения.
Через секунду он крикнул Банкану:
- Эй, кореш, похоже, у нас небольшая проблема.
- Что за проблема? - отозвался Банкан.
- Не нравится мне это ущелье. Кажись, прямо по курсу оно исчезает.
Банкан тоже вытянул шею и вгляделся.
- Что значит - исчезает?
- Трудно сказать.
Выдр по-обезьяньи вскарабкался на мачту, затенил глаза лапой. Банкан щурясь смотрел на него.
- Что-нибудь видишь?
- Ни хрена, так-растак. В том-то и проблема.
Улыбка Граджелута исчезла без следа.
- Мне это не нравится.
- Разве утиный клюв не говорил, что речка не безопасная? - пробормотала Ниина.
- Так далеко он ни разу не ходил, - напомнил Банкан. - И честно признался нам. И предупредил, что могут встретиться пороги.
Рев нарастал, из громкого превращаясь в оглушительный.
- Для порогов чересчур шумновато. - Банкан снова задрал голову и крикнул впередсмотрящему: - Сквилл, видишь что-нибудь еще?
Выдр молчал, он походил на большую коричневую запятую. Через секунду он пронзительно тявкнул и с диким взором съехал по мачте.
- Чуваки, порогов можем не бояться.
- Уже легче. - Граджелут перевел дух.
- Это водопад. Офигенный. И близко - лапой подать.
Купец вытаращил глаза, а затем в отчаянии оглядел проплывающие мимо берега. Но каменные стены вертикально уходили в воду.
- Тут негде высадиться. Совершенно негде! - Толстые когти судорожно вонзились в румпель. - Мы опрокинемся! Разобьемся! Утонем!
- Всем сохранять спокойствие! - призвала Ниина. - Брательник обожает преувеличивать, это всем известно. Эй, Банкудо, помнишь, Мадж с Джон-Томом очутились в такой же точно переделке и выкарабкались?
Банкан торопливо перерыл в памяти рассказы отца и взволнованно кивнул.
- Слумаз-айор-ле-Уинтли! Двойная река!
- Во, точняк! Помнишь, как они оттудова свалили?
Он неистово закивал.
- Граджелут, держите румпель. Нам пора заняться магией.
Поручив управление лодкой купцу, который с каждой секундой отчаивался все сильнее, Банкан нырнул в каюту и возвратился с дуарой.
- Слумаз расширяется в пещере Горло Земное и четырьмя гигантскими водопадами низвергается в огромную яму, - напомнил он спутникам. - По одному из них удалось спуститься нашим отцам, а значит, и мы осилим это с помощью чаропения.
Прямо по курсу в громовом реве рождался плотный высокий туман.
- Не хило бы, - согласился Сквилл. - А то через несколько секунд все пойдем на рыбий корм.
- Слова! - подхлестнул выдр Банкан, настраивая дуару. - Стихи. Займитесь.
Ниина посмотрела на брата.
- Я не знаю стихов про падения с водопада.
- Ну, так сочините что-нибудь. - Граджелут вцепился в румпель, как в деревянный талисман, и изо всех сил мешал лодке прямиком лететь в объятия свирепой бездны.
- Мягкая посадка, - размышлял Сквилл. - И плавный спуск. Вот че нам нужно.
- Я начинаю. - Банкан уже чувствовал, как туман увлажняет кожу. Видимо, обрыв был совсем близко. - А вы сочиняйте, и побыстрей.
Они уже видели в тумане страшную черту. Вон за той полосой кипящей белой пены вода низвергается в неведомую пропасть. Может быть, придется лететь десятки футов. А то и тысячу. "Нет, только, не тысячу", - взмолился про себя Банкан и заиграл.
Они были уже почти у края, и юноша всерьез собрался потерять голову от страха, но тут выдры наконец запели:

Вода несет меня, влечет меня вода,
И не свернуть уже, вот гадство, никуда.
Выходит, надо поглядеть, че там, внизу.
Но тока вниз не полечу я, а сползу.
Я опущусь легко, как тополиный пух.
Сойду по воздуху, как бестелесный дух.

Рэп шел легко и гладко, и Банкан подыгрывал без всяких усилий. От грифа исходило сияние. В такой ситуации вряд ли можно требовать более гармоничной и техничной игры.
Никто не испытывал особой уверенности в благополучном исходе, когда нос лодки перемахнул ревущий вал и ринулся вниз, стремительно набирая скорость. И хотя выдрам приходилось держаться за планширы, чтобы не перелететь через нос, они при этом ухитрялись петь. Банкан сидел в дверном проеме, упираясь спиной и ногами в узкие косяки. Игра на дуаре требовала участия обеих рук. Граджелут, вцепившись в хаотично виляющий румпель, болтался в воздухе рядом с парящей вертикально палубой.
Они так и не поняли, высок ли водопад. Видимо, достаточно высок, потому что выдры успели пропеть еще два куплета, прежде чем суденышко очутилось на дне пропасти. Удалось ли бессвязным воплям Граджелута как-то повлиять на волшебство музыкантов или нет - так и осталось непознанным.
Навстречу прыгнули камни, чудно сверкая серебром. Насыщенный влагой воздух хлестнул по коже, рванул одежду и мех. Мгновение спустя они разбились всмятку, и бледно-зеленый туман окутал все.
Граджелут испустил последний стон и закрыл глаза. Удар не причинил боли, но Банкан успел пережить ощущение, будто в каждую клетку его организма вонзилась крошечная заноза.
Разбитую лодку и тела разметало по серебряным валунам. Банкан сквозь туман видел, как его друзья разлетаются на части, но при этом отважно поют. Или ему это померещилось? Он почувствовал, как оторванные части его собственного тела бултыхаются под водой, как их уносит неудержимое течение. Невдалеке он заметил отделенные от туловища руки, они играли на каким-то чудом уцелевшей дуаре. Один глаз прямиком смотрел в другой, и вдруг они подмигнули друг другу. Рот плавал в нескольких футах поодаль, лениво кружась в потоке. Осиротевшие уши улавливали четкий, а теперь еще и слегка мистический рэп. Банкан не испытывал особого желания разыскивать свои мозги.
Мимо проплывали части Граджелута, изо рта ленивца сплошной литанией рвались булькающие стоны. Поначалу едва заметно, а затем все убыстряясь, фрагменты Банкана, ленивца, выдр воссоединялись. Он сразу с двух сторон наблюдал, как восстанавливается лодка, так как его блудные глаза оказались по правому и левому бортам.
Постепенно возрождались расколотые доски и искромсанные пожитки. И все это происходило в неестественной тишине. Безмолвствовала даже река.
Наконец лодка отстроилась заново, однако выглядела далекой от замысла создателя. Каюта оказалась гораздо ближе к носу, а румпель расположился задом наперед. Мачта стояла криво. Но в том, что это их лодка, сомнений не возникало.
Все это время Банкан испытывал неудержимое притяжение, разрозненные части его тела плыли друг к другу. Глаза вскочили в глазницы, исцелилось туловище, ступни состыковались с лодыжками.
"Это все из-за строки про бестелесный дух, - размышлял он с хладнокровием обитателя загробного мира. - Тела нам в падении не понадобились".
С немалым интересом следил он, как к нему плывут детали - пальцы, волосы и прочее. Вот уже и мохнатый комок у румпеля узнаваем - на Граджелуте восстанавливается одежда. Сквилл с Нииной вернулись к жизни не у кормы, где они пели, а на носу лодки.
Не раз Банкан слышал от Джон-Тома фразу "чтоб тебя на куски разорвало" и до сих пор считал ее всего лишь метафорой.
Когда эхо чаропесни завершило процесс восстановления, Банкана осенило, что он дышит под водой. Или не дышит? Он сделал глубокий вдох и боязливо прощупал себя. Вроде все цело, правда, осталась слабая боль. Выдры кое-как поднялись и поспешили к Банкану. Граджелут лежал пластом, выжатый, как полотенце.
Они плыли по Сприлашуну, лодка и пассажиры были целы и невредимы, вода под ними спокойна и неопасна. И пообочь. И над головами. Они находились в трубе или туннеле с водяными стенами. Невероятно. А еще - шумно.
- Больше похоже на Слумаз, чем мы хотели, правда?
Ниина бесстрашно рассматривала стены туннеля. Она ошибалась - Сприлашун в этом месте совсем не походил на знаменитую реку, что текла через северную гряду Зубов Зарита. Это стало ясно, когда труба резко загнулась вверх. Следуя изгибу, лодка совершила оверкиль и поплыла как ни в чем не бывало дальше.
Банкан инстинктивно вцепился в косяк каюты, но успокоился, поняв, что гравитация не тянет его на дно.
- Отец никогда не рассказывал о плавании килем вверх.
К нему вразвалочку, держась за пустоту, приблизился Сквилл.
- Э, кореш, ты чей-то на себя не похож.
Чтобы расслышать, Банкану пришлось напрячь слух. Мешала вода в ушах.
Он поглядел на друга и нахмурился.
- Ты тоже.
И вообще никто не был похож на себя, если уж на то пошло.
Во-первых, голова Сквилла торчала не из шеи, а из левого бока. Венчала туловище лапа. Что еще неприятней, вторая лапа раньше принадлежала Ниине. Еще больше сходства с сестрой выдру придавал новый окрас. Впрочем, сравнивать было не с чем - на Ниине осталась только одежда, кожа оказалась безволосой, как у новорожденного человеческого детеныша.
Не уцелел и Граджелут. Из его макушки торчали изрядной величины голые уши вместо небольших мохнатых серых лоскутков. Несомненно, этим и объяснялась Банканова тугоухость.
Они сошлись вверх тормашками на корме, чтобы разобраться в этом анатомическом шурум-буруме. Точно так же, как и лодке, пассажирам не удалось благополучно воссоздаться. Было ясно, что рассеянные части тел выбрали путь наименьшего сопротивления. Но это отнюдь не выглядело смешным. Напротив - в высшей степени досадным.
- Похоже, лопухнулись мы где-то разок-другой, - пробормотал Банкан.
- Это несомненно, - подтвердил Граджелут.
- Е-мое, нельзя же так! - Сквилл возмущенно помахал торчащей из шеи лапой.
- Вы на меня гляньте! Тока гляньте!
Со слезами на глазах Ниина демонстрировала безволосые конечности.
- Они у тебя хоть на своих местах, так-растак, - заметил из-под мышки ее брат.
У Граджелута непроизвольно дергались абсурдные человеческие уши,
- Выход из этой ситуации самоочевиден. Вам надо исправить чаропесню.
- Я ведь знала, - печально добавила Ниина. - Конкретней надо было, без двусмысленностей.
- Хорошо, хоть голоса остались.
Банкан потряс дуару, полетели водяные капли. Он взял на пробу несколько аккордов и пришел к выводу, что инструмент благополучно пережил падение и последующее бестолковое восстановление.
- Чувак, уж лучше б на этот раз все было путем.
Сквилл прислонился к стене каюты, с непривычки ударившись о нее головой.
- Только не намекайте, что это я виноват. - Банкан набычился и окинул злым взглядом друзей. - Кажется, вы стихами ведаете?
- Да, но за аккомпанемент ты в ответе.
- От споров толку не будет. - Граджелут держался за румпель, скорее инстинктивно, чем пытаясь управлять опрокинутым судном. - Сосредоточьтесь, пожалуйста. Мне очень хочется вернуть мои уши.
- А кто вас просил их отдавать? - процедил Банкан и ударил по струнам.
Выдры с минуту посовещались, затем Ниина подняла голову, на морде - сплошная тревога.
- Че, ежели снова получится хуже?
- Че можа быть хуже, чем вот так? - осведомился ее брат из района третьего ребра.
- Вы хоть слова помните? - спросил Банкан.
Ниина жалко улыбнулась. У нее исчезли даже усы.
- Мне ведь казалось, я умираю. А када кажется, будто умираешь, все очень четко запоминается.
Банкан кивнул и приготовился.
- Давайте начнем примерно с того места, где остановились.
Пока они репетировали, лодка лихо перевернулась мачтой кверху.
- И поторопимся, ладно? Я еще ни разу так не плавал, и боюсь, у меня... как это отец называет... морская болезнь разовьется.
- Да? - с интересом посмотрел на него Граджелут. - А я думал, ваш нынешний окрас - еще одно последствие нашего неудачного предприятия.
Они пели и играли, а лодка выполняла акробатические курбеты в речном туннеле. Всю ее окутало уже знакомое серебристое пламя, пассажиров пронизал холодный зуд. И кончился вместе с песней.
Когда перед глазами прояснилось, Банкан заметил, что у Сквилла поменялись местами голова и лапа. А сам он махнулся с Граджелутом ушами, а также другими органами, о которых заговаривать никто не решился. К Ниине вернулись лапа и густой холеный мех, но она не успокоилась, пока не пересчитала усы.
Все испытали огромное облегчение.
- Я со страху чуть не рехнулась. - Ниина причесывалась, насколько это было возможно без гребня. - Тока вообразите - всю жисть прохилять с кожей, на которой шерсти не больше, чем у человека.
- Видите? - указал Гражделут. - Ваш гимн восстановлению обновил и наш корабль.
И правда, мачта выпрямилась.
Но это не спасло их от дальнейшего безумного кувыркания в трубе, которой обернулся Сприлашун.
- Как нам это исправить? - Банкан разглядывал шипящий, отражающий эхо водопровод, пока его не затошнило. - Как найти выход на сушу?
- А как ваш отец выбрался из того заколдованного потока? - подсказал Граджелут.
Ниина почесала в затылке.
- Помнится, как-то выкрутился. Или река сама выровнялась. Хоть пришибите, не вспомню.
- Одно хорошо - мы двигаемся в нужном направлении.
Купец подпустил в голос бодрости. Сквилл недоуменно посмотрел на него.
- Нет, вы послушайте! Уж на че у меня распрекрасное чувство направления, но чтоб меня отымели, ежели вверх тормашками, да в такой круговерти, я возьмусь прокладывать курс.
Но Граджелут не стушевался:
- Коммерсанты, которым довелось постранствовать с мое, знают толк в ориентировании. Многие мои покупатели живут в труднодоступных местах. Грош цена была бы мне как профессионалу, если бы я не умел находить дорогу. - На его морду, как всегда меланхоличную, легла тень тревоги. - Я очень надеюсь, что мы доберемся до конца туннеля. Нас только что разорвало на куски, неужели еще и утонем впридачу...
- Не трусь, пучеглазый, утонуть не дадим, - улыбнулась Ниина. - Я не проживу без твоего вечного нытья.
- Никаких признаков перемен, - уверил Банкан ленивца, хоть и сам изрядно обеспокоился. Человек и ленивец - не выдры, под водой долго не протянут.
- У вас улучшился цвет кожи, - сообщил ему Граджелут.
- Я и чувствую себя лучше. Кажется, привыкаю. Конечно, если к этому можно привыкнуть.


далее: Глава 11 >>
назад: Глава 9 <<

Алан Дин Фостер. Сын чародея с гитарой
   Глава 1
   Глава 2
   Глава 3
   Глава 4
   Глава 5
   Глава 6
   Глава 7
   Глава 8
   Глава 9
   Глава 10
   Глава 11
   Глава 12
   Глава 13
   Глава 14
   Глава 15
   Глава 16
   Глава 17
   Глава 18
   Глава 19
   Глава 20
   Глава 21
   Глава 22
   Глава 23
   Глава 24
   Глава 25
   Глава 26
   Глава 27