Глава 27




В конце концов Банкан очутился на знакомой мирной полянке. Ни Джон-Тома, ни Клотагорба он не застал, но растерянный Мальвит впустил его в Древо и даже - о, чудо! - предложил устраиваться поудобнее.
- А ведь я пытался тебя предупредить, - напомнил черепах, когда они с Джон-Томом возвратились. - Но ты не пожелал выслушать. - Заскрипев панцирем, он глубоко вздохнул. - Мало кто внемлет моим советам. Хорошо, если находится один на сотню.
- Мадж вообще никого не слушает, даже меня.
Джон-Том с тревогой вглядывался в испачканное, вспотевшее, усталое лицо сына. Позади на верстаке помалкивал Великий Правдивец - воплощение механической невинности.
Банкан вытер пот.
- Никогда в жизни не подозревал, что правда бывает так опасна.
- Ошибка - считать, что цивилизация зиждется на абсолютной истине, - важно заявил Клотагорб. - Ее ровно столько, сколько может вытерпеть народ, то есть сущие крохи.
- Это так, - коротко подтвердил Правдивец.
- А тебя никто не спрашивал! - рявкнул Джон-Том.
Банкан ни на миг не упускал из виду устройство, словно боялся, что его металлические штырьки вдруг превратятся в ядовитые зубы.
- И как мы с ним поступим? - спросил наставника Джон-Том.
Клотагорб, взглянув на притихший до поры ящик, ответил:
- Думаю, надо с помощью магии отослать его куда-нибудь подальше. Я попробую. Не получится - ты подберешь безотказную чаропеснь.
- Послушайте! - Банкан резко выпрямил спину. - А если я...
Но прикусил язык, заметив выражение отцовского лица.
От черепашьего колдовства Древо тряслось и гнулось, и над его верхушкой собирались причудливой формы грозовые тучи. Однако ни громы, ни молнии не произвели впечатления на Правдивца. Он даже не шелохнулся. Черепах наконец признал свое поражение, и тогда Джон-Том извлек из памяти самые убойные чаропесни. Но и они не возымели действия.
Намучившись без толку, Джон-Том даже позволил блудному сыну взяться за дуару, а сам спел за отсутствующих выдр. Безрезультатно.
- Разве можно прогнать истину? - заговорил Правдивец, лишь когда стало ясно, что любые потуги колдунов применительно к нему обречены на позорное фиаско. - Для этого не хватит никаких чар, никаких заклинаний. И в речке ее утопить не так-то просто, - добавил он специально для Банкана.
- Все равно мы должны избавиться от этой опасной вещи. - Черепах взглянул на Банкана в упор, и юноша покаянно опустил голову. - Я пытался тебя предупредить, но ты все равно привез ее. Большинству людей вполне хватает той правды, что есть. Даже с лихвой.
- Это так, - повторило устройство.
- Плохо приспособленных к истине, а таких большинство, она стравливает друг с другом. Она разрушает семьи и целые общины. Из-за нее вспыхивают войны.
- Но это не моя вина, - возразил Правдивец. - Я ведь не делаю правду. Я лишь довожу ее до сведения. Едва ли можно упрекать меня за то, что разумные существа предпочитают утешающий обман. Если на то пошло, начни все кругом говорить правду, я останусь без работы и буду чертовски этому рад.
Джон-Том выглядел жалко, но не более, чем его учитель.
- И как нам теперь быть?
- Пускай остается. Только здесь, в Древе. Подальше от чужих ушей. Я прожил несколько веков и лучше других способен терпеть истину. Постараемся ее не замечать.
- Нельзя заточить правду, и нельзя ее игнорировать, - заявил Правдивец.
У черепаха недобро сверкнули глаза. Он приблизился к устройству, и такой мудростью, такой энергией веяло от волшебника, что штепсель не выдержал и отклонился. "Пускай истину нельзя уничтожить, - подумал Банкан, - но подчас ее можно напугать".
- Все же мы попытаемся, - сказал Клотагорб Джон-Тому. - Пойдем, мой друг. Пороемся в библиотеке, вдруг да разыщем какую-нибудь подсказку. Если в принципе е_щ_е_ м_о_ж_н_о_ что-то сделать.

X X X

Той ночью к Древу Клотагорба приблизился некто гибкий, мускулистый. Дом колдуна был защищен многочисленными чарами, но этот незваный гость хорошо подготовился к визиту. Он беспрепятственно добрался до своей цели, запихал ее в большую холщовую сумку и повесил на плечо. Мальвит, которому полагалось стеречь Древо от воров, всю ночь проспал мертвым сном, чего прежде с ним не случалось ни разу.
А на далеком берегу лежали переплетясь, как никогда не переплестись людям, Мадж и Виджи. Их дети, вполне пришедшие в себя после драки в таверне, сладко посапывали в кроватях. В дереве, зачарованном чуть меньше Клотагорбова, спали бок о бок Джон-Том с Талеей, а Банкан беспокойно ворочался у себя в комнате.
Поэтому никто не схватил вора за лапу, не помешал ему благополучно вернуться к приятелям, ожидавшим в дебрях Колоколесья.
- Я же говорил, что все получится!
Торжествующий коати вынул добычу из сумы.
Лесные разбойники оценивающе посмотрели на нее, а затем енот прошептал:
- Да, почтенный Чамунг, поистине ты величайший среди воров.
С этим согласился виверр.
- Я знал: если наберемся терпения и будем начеку, то обязательно представится случай отомстить. - В лунном свете блеснули зубы атамана. - Проклятые сопляки! Будут знать, как лезть куда не просят. Я бы с удовольствием перерезал им глотки, но в дереве оказались только дряхлый черепах и его подмастерье. А с ними я не ссорился. - И он легонько пнул Великого Правдивца. - И вот он у нас, этот приз, за которым наши враги ездили в такую даль. Я был в таверне Ногеля, когда там вспыхнула свара, услышал кое-что полезное и составил план. По вине зловредных детенышей я лишился шайки, они же по моей вине остались без добычи. Баш на баш. - Он перешел на заговорщицкий шепот: - Известно ли вам, что умеет делать это волшебное устройство?
- Угу, - подтвердил виверр.
- Оно выкладывает правду. Любую - и явную, и скрытую. С его помощью я создам большую армию. Мы начнем с Линчбени, а затем опустошим все Колоколесье. Мы перекрасим леса в алый цвет. Кровью! Даже великий колдун не устоит против такого страшного оружия, как истина! Я сделаю себе ванну из его обшарпанного панциря, я буду загорать на выдубленных шкурах троих детенышей, и их родни, и их друзей. Я украшу их черепами фронтон своего дома. Вот какова будет расплата за все мои унижения! - Коати вошел в такой раж, что тяжело задышал и стал брызгать слюной. - Пойдем, верные мои товарищи. Пора браться за дело.
И они зашагали по темному лесу в направлении города.
- Я поделюсь с вами победой, как раньше всегда делился награбленным.
- Раз уж речь зашла об этом, - неожиданно подал голос Великий Правдивец, - я должен кое-что уточнить. Твои слова о честном дележе - не что иное, как бессовестная ложь.
- А тебя, ящик, никто не спрашивал! - прорычал Чамунг.
Когда атаман поднял глаза, обнаружилось, что на него вопросительно смотрят виверр и енот.

X X X

Несколько дней спустя в безвестный городишко Мальдерпот приковылял жалкий оборванец. До этого он побывал в нескольких городах и селениях, но отовсюду его изгоняли со скандалами и побоями. Некогда щеголеватый костюм превратился в лохмотья, пропали ухо и несколько зубов, а роскошный хвост был ободран догола.
Звякнул колокольчик в глубине магазина. За пришельцем затворилась дверь, отгородив его от шума проливного дождя. Под мышкой он держал помятого, обшарпанного, но все еще исправного Правдивца. Из окошек в металлическом корпусе уверенно лилось шафрановое сияние.
Посетитель боязливо откинул капюшон плаща и взглянул на хозяина лавки, мускусного крыса, за миг до этого вышедшего из-за ширмы. И хотя крыс усердно спасался от холода при помощи горячительных напитков, он не настолько залил зенки, чтобы не заметить плачевного состояния гостя. Даже более чем плачевного. Вошедший в лавку индивидуум находился в последней стадии физического и психического расстройства.
Стены магазинчика были украшены редкостными, диковинными вещами. На полках теснились плотно укупоренные кувшины с неведомыми снадобьями. Под потолком на крепкой проволоке покачивались таинственные устройства и чучела жутких иноземных рептилий.
- Достопочтенный Тимокан, ты должен мне помочь. - У коати дрожал голос, каждое слово перемежалось приступом кашля. - Мне сказали, ты постиг мастерство волшебника.
- Случалось мне чародействовать, - подтвердил мускусный крыс, - но это - в прошлом. Сейчас я занимаюсь только коммерцией. Не скажу, что с выгодой, но если хочешь купить ящик хорошей выпивки...
- Это потом, потом. - Коати нервно оглянулся на дверь, словно в эту промозглую ночь мог найтись мазохист, готовый его преследовать. - Сейчас я на мели, даже за твои услуги расплатиться не могу. Видишь, до чего меня довели?
Крыс поднял лапы.
- Ну, коли так, не понимаю, на что ты рассчитываешь. Я благотворительностью не занимаюсь.
- Пожалуйста! - Ослабевший коати едва не повалился на узкий прилавок. - Только ты способен мне помочь. Если откажешь, я непременно умру... или спячу!
- И это правда, - заявил ящик у него под мышкой. Заинтригованный крыс привстал на цыпочках и вытянул шею.
- Что это у тебя, путник?
- Ради Всех Хвостатых, не слушай его! Не уделяй ему внимания! Представь, что его тут нет.
У коати столь жутко перекосилась физиономия, что посул сойти с ума уже не казался крысу преувеличением.
- Это невозможно, - сказал, мерцая, ящик. - Правду нельзя не замечать.
- Правду? - Крыс быстро трезвел. - Что значит - правду?
- Он выявляет ложь и раскрывает истину. - Казалось, коати вот-вот разрыдается. - Всегда. Даже когда его не просишь.
Крыс сочувственно кивнул.
- Что ж, сударь, теперь я понимаю, почему у тебя такой жалкий вид.
- Так ты поможешь? - с надеждой прошептал коати.
- Я - нет. Тут нужен чародей поискуснее меня. Но я знаю, к кому тебе следует обратиться. Да, есть на свете волшебник исключительно мудрый и опытный, он живет на юге, и зовут этого черепаха...
- Нет! - заорал коати - откуда только силы взялись? - Не могу я к нему обратиться! Это у него я украл штуковину!
Крыс снова кивнул.
- А ты уверен, что это случилось в_о_п_р_е_к_и его желанию, а не б_л_а_г_о_д_а_р_я? У Клотагорба репутация волшебника не настолько глупого, чтобы связываться с такими опасными чарами.
- Нет, ты ошибаешься. - В голос Чамунга вернулась крошечная толика былой надменности. - На всякого мудреца довольно простоты. Нелегко было его обокрасть, но я - мастер своего дела.
- Понятно. И он, стало быть, в отместку наложил на тебя заклятие?
- Нет, - снова перешел на униженный тон коати. - В моих бедах только проклятое устройство виновато. Мне с ним не справиться. Боюсь, это никому не по силам.
- Пожалуй, тебе лучше уйти. - Крыс оробело попятился к ширме. - Если сам великий Клотагорб так боялся этой вещи, что позволил ее украсть, то мне и подавно не удержать ее в подчинении.
- Но кто же меня спасет, если не ты? - взмолился Чамунг. - Не могу я уйти, не могу! Чего я только не делал! И потерять пытался эту штуковину, и убегал, и даже скинул в глубокий овраг. А она вцепилась в меня как клещ... Ни поесть, ни поспать...
- Связался с правдой, терпи, - посоветовал ящик.
- Видишь, в кого превратился грозный Чамунг, король воров, по вине подлого устройства?
- Да, смотришься ты и в самом деле неважно.
- Верно, - подтвердил Правдивец.
- Возможно, один способ все-таки есть, но это лишь мое предположение, - задумчиво рассматривая детектор лжи, проговорил владелец лавки.
У Чамунга в глазах затеплились искорки жизни.
- Говори! Я сделаю все, что ты скажешь!
- Существуют легенды о переходе. О способах путешествовать из нашего мира в другие. Возможно, это лишь слухи, домыслы, байки. Но если, скажем, ты совершишь такой переход и оставишь адский аппарат на той стороне...
- Ну! Ну! - нетерпеливо понукал коати.
- Правду нельзя выбросить, это так. Но иногда ее можно уступить.
Чамунг резко повернулся к Великому Правдивцу.
- Ну? Правду говорит толстячок? Отвечай.
- Да, - неохотно вымолвил ящик.

X X X

В обмен на клятвенное обещание Чамунга не за страх, а за совесть прислуживать в лавке до конца своих дней, искренность коего по настоянию предусмотрительного крыса подтвердил Великий Правдивец, маленький колдун в отставке снарядил экспедицию на юг. Цель ее располагалась за рекой Вертихвосткой, Озерным Краем и болотами Моргель. Путь был долог и тяжел, но все же мускусный крыс с коати добрались до искомой пещеры и оставили Правдивца в ее недрах.
Прошел немалый срок после столь же многотрудного возвращения, и наконец Чамунг поверил, что с его судьбы снято роковое заклятие. Верный слову, он служил избавителю верой и правдой вплоть до его смертного часа, который значительно приблизило пристрастие крыса к высокоградусным напиткам.

X X X

В чернильной мгле той далекой пещеры покоился Великий Правдивец, в его цепях едва тлела электронная жизнь. Но однажды на него наткнулись двое детенышей. Они были помладше Банкана, Сквилла и Ниины, носили старенькие синие джинсы и светили влагонепроницаемыми фонариками - в это время года в пещере хватало воды.
Дети были приучены к осторожности. Они не тронули ящик, а вернулись к дедушке и рассказали о находке. Тот обратился к экскурсоводу. Все вместе они спустились в пещеру. Там экскурсовод сдвинул на затылок каскетку с карбидной лампой и почесал лысеющее темя.
- Что-то я не припоминаю эту штуковину. Подростки, драть их некому. Таскают сюда всякий хлам.
Старик запрокинул голову и заморгал - в глаз попала капля.
- Может быть, она сверху свалилась, через дыру какую-нибудь? Или водой принесло?
Проводник шарил лучом фонаря по корпусу Правдивца.
- Черт его знает...
- Дедушка, - начал старший внук, - если это не принадлежит владельцам пещеры, можно, мы его заберем?
- Ну, я не знаю.
Дед посмотрел на экскурсовода. Тот пожал плечами.
- На что мне этот хлам? Заберете - обяжете.
Старик кивнул и наклонился, чтобы рассмотреть устройство получше.
- Похоже на измерительный прибор. Видите? - Он стер грязь с большой стеклянной пластины. - Эге! Хотите, скажу, что это за штука? Старая модель детектора лжи. - Он хихикнул. - Вот уж без чего в моей профессии распрекрасно можно обойтись.
- Дедушка, а она целая? - спросил другой внук.
- В пещере, среди воды? Шутишь? Да ведь это почти антиквариат. Почистим, покрасим, и можно будет в офисе поставить. То-то народ повеселится.
Даже для техасца он был здоровяком, а потому с помощью экскурсовода легко вынес Правдивца из пещеры.
Когда взрослые уложили находку в багажник пикапа, а дети отправились покупать сласти в ближайшей лавке, экскурсовод не удержал любопытство в узде. Все-таки не каждый день водишь "индивидуалов" в дальние залы пещеры.
- Мистер, если не секрет, кто вы по роду занятий?
- Член сената штата, - ответил рослый старик, чей солидный облик лишь самую малость портили потеки грязи на лице, и любовно похлопал по замызганному ящику. - Представляешь, какие физиономии будут у моих коллег, когда они увидят его в офисе?
- Детектор лжи? В законодательном собрании? - Экскурсовод понял, что это шутка, и угодливо хихикнул. - Хорошо, что он неисправен, правда, сенатор?
Дородный седой посетитель улыбнулся.
- Друг, не верь всему, что пишут в газетах, особенно в местных. Большинство старых штампов - это только штампы. В Остине немало честных трудяг, да и в столице нашего штата хватает добросовестных чиновников.
Ни тот, ни другой не увидели, как в багажнике слабо засветились стеклышки Правдивца.
назад: Глава 26 <<

Алан Дин Фостер. Сын чародея с гитарой
   Глава 1
   Глава 2
   Глава 3
   Глава 4
   Глава 5
   Глава 6
   Глава 7
   Глава 8
   Глава 9
   Глава 10
   Глава 11
   Глава 12
   Глава 13
   Глава 14
   Глава 15
   Глава 16
   Глава 17
   Глава 18
   Глава 19
   Глава 20
   Глава 21
   Глава 22
   Глава 23
   Глава 24
   Глава 25
   Глава 26
   Глава 27